О музее Музей посетителям Выставки Магазин Археология Издания Новости English
Выставки Текущие выставки Архив Анонс Выставка одного экспоната Виртуальные выставки
Искусство
Ирана
Искусство
Индии
Наследие
Рерихов
Искусство
Кавказа,
Средней
Азии и
Казахстана
Искусство
Центральной
Азии
Искусство
Сибири и
Крайнего
Севера
Искусство
Китая
Искусство
Юго-
Восточной
Азии
Искусство
Кореи
Искусство
Японии

Выставки

Секреты сгоревшей кладовой


18 декабря 2017 – 15 января 2018

Министерство культуры Российской Федерации
Государственный музей Востока


Из серии выставок «История одного экспоната»

Ровно тысячу лет назад, в 1017 году войска султана Махмуда Газнийского, повелителя огромного государства, занимавшего территорию современного Афганистана и восточного Ирана, стояли у стен цитадели пограничного города Джигербента, готовясь к решительному наступлению на Хорезм. Об этом нам известно из трудов придворного историка Бейхаки (XI в.). Джигербент не был мощным военным форпостом, это был мирный, вполне процветающий торговый город на берегу великой Амударьи. Через него шли караваны из Бухары в Хорезм, на север, в низовья реки, там останавливались торговые суда. Жители сопротивлялись, ногород быстро пал под ударом великого завоевателя. Жизнь на цитадели возродилась только спустя почти сто лет.

В 1975 году отряд Хорезмской археологической экспедиции АН СССР вел раскопки на цитадели городища Джигербент. При этом было раскопано помещение-кладовая, сгоревшая при пожаре, следы которого фиксируются на всей территории памятника, что подтверждает рассказ газневидского летописца. Многие вещи, находившиеся в кладовой, кроме изделий из дерева и текстиля, хоть и несут на себе следы огня, но все же сохранились.

В их числе находился представленный на выставке бронзовый кувшин, единственный в своем роде.Древний бронзовыйсосудX-нач.XI в., тем более, такого размера уникален. Подобная редкость не удивительна, так как ценился не только, предмет, но и сам металл: сломанные вещи обычно переплавлялись. Бронзовые изделия чаще всего обнаруживают в кладах. Закрытый комплекс сгоревшей кладовой, собственно, и является таким кладом. Кувшинов подобного типа сохранилось немного, причем все они гораздо меньшего размера (около 30 см в высоту) и не орнаментированы. Кувшин из коллекции нашего Музея богато украшен:в нижней части ручки – петля, в которую продето фигурное кольцо в виде многолепестковой розетки. Накладная трехчастная пластина на горле сосуда соединяется с ручкой двумя узкими переплетенными полосами. Сама накладная пластина оформлена ромбическим орнаментом, нанесенным точечным пунсоном. Плечики украшены орнаментальным поясом выполненным гравировкой и дополненным кружками пунсона. Две трети окружности занимает имитация арабской надписи.

Помимо кувшина в кладовой были найденыискусно орнаментированный хум, четыре глазурованные чаши, резная ажурная курильница и золотая монета – динар, чеканенный в Герате в 1016 году, непосредственно перед походом на Хорезм.

Весь набор вещей дает нам возможность наглядно представить быт горожанина того времени, почувствовать его вкус к красивым вещам. Это зримый срез материальной культуры Хорезма периода его наивысшего расцвета. Драматизм картине придает тот факт, что владелец дома, скорее всего, погиб или был уведен в плен в числе прочих жителей города, а его скромное достояние осталось лежать под руинами.

Предметы археологии в некоторых случаях не только удивительно удачно иллюстрируют и подтверждают сведения письменных источников, но и дополняют их, выводя исторические события из области абстракции в нечто материальное и эмоционально окрашенное. У известного поэта В. Берестова, в молодости работавшего в Хорезмской археологической экспедиции, есть стихотворение «Слой пожара». Оно заканчивается словами: «…перед нами средь обломков жизни прерванный полет».


Кувшин
Хорезм (?), Х в.
Бронза, ковка, литье, пайка, клепка, чеканка, гравировка