О музее Музей посетителям Выставки Магазин Археология Издания Новости English
Выставки Текущие выставки Архив Анонс Выставка одного экспоната Виртуальные выставки
Искусство
Ирана
Искусство
Индии
Наследие
Рерихов
Искусство
Кавказа,
Средней
Азии и
Казахстана
Искусство
Центральной
Азии
Искусство
Сибири и
Крайнего
Севера
Искусство
Китая
Искусство
Юго-
Восточной
Азии
Искусство
Кореи
Искусство
Японии

Виртуальная
выставка
одного
экспоната

Гравированный клык «Охота на песца»

Л. Теютина. Гравированный клык «Охота на песца»

Гравированный клык «Охота на песца». Л. Теютина.
Чукотка, Уэлен, 1980 г.
Моржовая кость, графит цветных карандашей, гравировка

 

Описание экспоната

Гравированный клык «Охота на песца» создан Лидией Теютиной в 1980 году. Он выполнен в лучших традициях чукотской сюжетной гравировки на моржовой кости. Сюжет гравюры, её композиционное построение, цветовое решение и техника исполнения типичны для косторезного промысла береговых чукчей и азиатских эскимосов. Так сцены из жизни  оленеводов и морских зверобоев - эту тему выбрала для своей композиции Теютина - запечатлены уже на первых гравированных клыках, относящихся к рубежу XIX-XX столетий. К быту жителей прибрежных посёлков и кочующих по тундре оленеводов постоянно обращались гравёры середины прошлого века. Два извечных начала в жизни коренных обитателей прибрежной Чукотки - море и тундра - постоянно присутствуют в гравюрах на моржовой кости, выполненных в наши дни.

Повествовательность сюжета, отчётливо прочитывающаяся в работе Теютиной, - это тоже характерная черта чукотской гравировки на клыках моржа. Перед нами разворачивается повествование о том, как живут соплеменники художницы. Название гравюры - «Охота на песца» - достаточно условно. В действительности перед зрителем предстаёт многоплановая картина, в которой находится место не только охотникам и песцам, но также оленям, морским зверобоям, детям, гористой, заснеженной тундре, покрытому льдом морю....  

Создавая сюжетные изображения на моржовой кости, чукотский гравёр исходит из того, что их будут неспешно рассматривать слева направо, сначала на одной стороне клыка, затем на другой. Последуем и мы этому принципу и попробуем прочесть «текст», составленный художником, досконально знающим Чукотку.    

Судя по названию, которое Лидия Теютина дала своей работе, «лицевой» стороной гравюры является та сторона моржового клыка, на которой изображены охотники на песцов. Одного из них мы видим в левой части композиции: он достаёт из капкана пойманного зверька. На человеке, склонившемся над песцом, короткая одежда из оленьего меха.  Такую одежду называют на Чукотке «кухлянка». Она хорошо защищает от холода и не стесняет движения. Рядом с охотником лежит палка. На её конце закреплено кольцо. Подобные палки издавна служат чукчам и эскимосам опорой при ходьбе по снегу. Поодаль от охотника стоит оленья упряжка. Оленеводство - основное занятие жителей чукотской тундры, и хотя тундровики занимаются охотой на пушного зверя и рыбной ловлей, главным делом их жизни является разведение оленей.

Изображая оленью упряжку, автор гравированного клыка исключительно точна в передаче деталей. Один из оленей приподнял голову и слегка согнул задние ноги. Подобную позу эти животные принимают, прислушиваясь к чему-то. Другой олень стоит неподвижно; он, вероятно, устал от долгой езды. О том, что путь был нелегким, свидетельствует ещё одна деталь. Отправившись проверять капканы, охотник выпряг оленей из нарты. Так им будет легче пастись, разбивая копытами наст и извлекая ягель, а для того, чтобы олени не убежали, каюр привязал поводья к торчащим из-под снега камням.    

Следующая сцена, размещённая Лидией Теютиной в центре композиции, - продолжение рассказа. Перед нами яранга оленеводов. Вернувшийся с охоты мужчина разгружает нарту, женщина уносит привезённого охотником песца, навстречу бежит ребёнок. Казалось бы, всё буднично и просто в этой незамысловатой картинке, но каждый, кому интересен Север, найдёт в ней немало любопытных подробностей из быта «оленных людей». (Так переводится на русский язык чукотское слово «чаучу», от которого произошло название коренных жителей Чукотки - «чукчи»).   

Приехав в стойбище, первым делом выпрягают из нарт оленей. Так же поступили персонажи Теютиной. Мы видим людей и не видим оленей: их уже отпустили в стадо. Позаботившись об оленях, разгружают поклажу, обитатели стойбища помогают приехавшим. Эта ситуация точно и лаконично изображена на моржовом клыке. Не случайно у женщины, несущей песца, нет головного убора: она вышла из дома лишь для того, чтобы встретить упряжку и помочь мужу. Не случайно спешит к вернувшемуся с охоты отцу ребёнок. Дети, живущие в тундре, стремятся во всём походить на взрослых. Точные «зарисовки с натуры» - одежда чукчанки (меховой комбинезон «керкер»), висящие на веревке песцовые шкурки (их вывесили для просушки), придвинутая вплотную к жилищу тяжело гружёная нарта (в пургу ветер может сорвать оленьи шкуры, которыми покрыта яранга, и их стараются закрепить как можно надёжнее).

Третья, заключительная сцена на «лицевой» стороне гравюры снова посвящена песцовой охоте. Перед нами мужчина, стреляющий в песца из ружья. Возможно, это тот же оленевод, который изображён на предыдущих рисунках, поскольку в сюжетной гравировке чукчей и эскимосов действие, как мы могли убедиться, разворачивается не только в пространстве, но и во времени. Рядом с сидящим на снегу человеком лежат уже знакомая нам палка для опоры при ходьбе и снегоступы: специальные приспособления, сплетенные из ремней. Прикрепив их к обуви, можно идти, не проваливаясь, по сугробам. Снегоступы понадобились охотнику потому, что на этот раз он отправился в тундру пешком, а не на оленях, и ему на своих ногах предстоит преодолеть нелёгкий маршрут. Помещён в этой части гравюры ещё один персонаж - заяц, испугано прячущийся от охотника. Его сжавшаяся от страха фигурка придаёт работе Теютиной  особый колорит, присущий непосредственным и наивным детским рисункам.   

На второй стороне гравированного клыка - другие сцены. Художник переносит зрителей из тундры на берег моря. Слева и в центре композиции - прибрежный посёлок. Мы видим яранги морских зверобоев. Они отличаются по конструкции от более легких жилищ оленеводов. За ярангами видны вкопанные вертикально в землю массивные столбы. Это челюстные кости гренландских китов. На них вывешивают для просушки охотничьи лодки и звериные шкуры. Рядом с ярангами бегают дети и собаки, на переднем плане девушка и юноша играют в мяч. Судя по узорам на его поверхности, это особый, ритуальный мяч, символ солнца. На чукотских побережьях молодежь устраивала игры с таким мячом в начале весны.

В правой части рисунка - покрытое льдами море. Возвращаются в посёлок двое охотников, взрослый мужчина и подросток Они тянут за собою по льду добычу - тюленей. На заднем плане отчётливо видна фигурка зверобоя, охотящегося у полыньи на нерпу. Собственно охота уже завершена: убитая нерпа всплыла на поверхность, зверобой прислонил к ледяному торосу ружье и раскручивает над головой «закидушку». С помощью крюка он подцепит тушу тюленя и подтянет её к себе. 

Таков сюжет гравированного клыка «Охота на песца». Не менее интересна художественная форма этого произведения. Лидия Теютина - искусная рисовальщица. Прочерченные ею линии уверенны и точны. Оценивая графическое мастерство художницы, необходимо иметь в виду, что техника гравировки по кости исключает исправления. Рисунок сразу же выполняется набело и, как говорится, «на одном дыхании». Работают мастера стальным изогнутым штихелем (на Чукотке его называют «коготок»). Внутреннюю, ограниченную контуром часть изображений покрывают миниатюрными бороздками. Их наносят «кисточкой» - маленькой стамеской с зубчатым краем. Бороздки необходимы для того, чтобы на гладкой поверхности моржового клыка прочнее удерживалось красящее вещество - графит цветных карандашей. 

Цветовая  гамма гравированных клыков обычно состоит из приглушённых коричневых, голубых, жёлтых, серых тонов. Коричневые, голубые, серые цвета доминируют и в композиции «Охота на песца». С подлинным мастерством Теютина, не выходя за пределы этой аскетичной палитры и лишь смещая цветовые акценты, отдавая предпочтение то охре, то светлой голубизне, воспроизводит колористические особенности зимнего моря и покрытой снегом тундры. Исключительная точность в передаче цвета достигается также за счёт того, что  значительная часть клыка не заполнена изображениями. Белая поверхность отполированной до блеска моржовой кости органично входит в цветовой контекст гравюры, воспроизводя снега чукотской тундры и особый, неяркий свет, заполняющий зимой арктические пространства.   

Будучи типичным произведением народного искусства Чукотки, гравированный клык «Охота на песца», вместе с тем, и по-настоящему оригинальная, авторская работа. В ней отчетливо прослеживается индивидуальный почерк художника. Так, по мнению искусствоведов, для Теютиной характерен крупный рисунок с четким, резко очерченным контуром. Эта особенность её гравюр хорошо видна в «Охоте на песца». Художнице всегда удается мастерски передать движение. Её композиции неизменно динамичны и экспрессивны. В «Охоте на песца» динамика и экспрессия проявляются в изображениях охотников, стреляющих из ружей, бредущих по снегу с тяжёлой поклажей. Особый динамизм вносят в композицию фигурки бегущих детей и собак, играющей в мяч молодежи.

Изображения детей - характерная черта многих композиций Теютиной. Детские образы присутствуют и в гравюре «Охота на песца». Не связана ли «детская тема» в творчестве художницы с тем, что изображённые ею картины - упряжки, стойбище оленеводов, яранги морских зверобоев - это воспоминания о собственном детстве, своеобразная «ностальгия» по прошлому? Реалии чукотской жизни, достоверно воспроизведённые в работе Теютиной, указывают на то, что перед нами не столько сегодняшняя Чукотка, сколько та, какой она была полвека назад. Именно в эти уже достаточно далёкие годы Лидия Теютина - ещё не заслуженный художник Российской Федерации, а маленькая девочка из посёлка Уэлен - видела своими глазами всё то, что позднее изобразила в гравюрах на моржовой кости.  

Гравированный клык «Охота на песца» поступил в Музей Востока в 1987 году. Сотрудники музея побывали в закупочной экспедиции на Чукотке и приобрели его у автора - Л.И. Теютиной.

* * *

Текст: Михаил Бронштейн, зав. сектором Сибири и Крайнего Севера Государственного музея Востока, кандидат исторических наук.

Фото: Е. Желтов, А. Вахрушев, К. Днепровский,  А. Муравин, Ю. Муравин, И. Соломаха.

 
Чукотский полуостров: море и тундра

 Вся галерея »

 
Косторезное искусство Древней Чукотки

Далее »

 
Уэленская косторезная мастерская

 Далее »

 
Династия уэленских художников 

Далее »