О музее Музей посетителям Выставки Магазин Археология Издания Новости English
Выставки Текущие выставки Архив Анонс Выставка одного экспоната Виртуальные выставки
Искусство
Ирана
Искусство
Индии
Наследие
Рерихов
Искусство
Кавказа,
Средней
Азии и
Казахстана
Искусство
Центральной
Азии
Искусство
Сибири и
Крайнего
Севера
Искусство
Китая
Искусство
Юго-
Восточной
Азии
Искусство
Кореи
Искусство
Японии

Виртуальная
выставка
одного
экспоната

«Зооморфная скульптура»

Зооморфная скульптура

Зооморфная скульптура.
Моржовая кость, резьба, гравировка.
Чукотка, Эквенский могильник, п. 234, I тыс. н.э
Раскопки ЧАЭ, 1988 г.

 

Описание экспоната

Государственный музей Востока обладает одной из самых крупных в нашей стране коллекцией древнеэскимосского искусства. Она включает в себя подлинные шедевры первобытной мелкой пластики. К их числу относится фигурка, изображающая загадочного зверя, в облике которого прослеживаются черты моржа и медведя. Моржи и белые медведи – главные персонажи мифологии коренных жителей прибрежной Чукотки: эскимосов и береговых чукчей. Есть веские основания полагать, что в древности во время охоты житель чукотских побережий представлял себя «повелителем снежных торосов» (так называли морские арктические зверобои белых медведей) или хищным моржом-кеглючином, нападавшим на тюленей. Изображение «моржа-медведя» являлось, вероятно, своеобразной криптограммой, амулетом, придававшим охотнику особую ловкость и силу. О том, что скульптура выполняла магические функции, свидетельствует также сплошь покрывающий ее тщательно выполненный графический орнамент. На ритуальное предназначение фигурки указывает и место ее обнаружения. «Морж-медведь» был найден археологической экспедицией Государственного музея Востока в 1988 году в погребении 234 Эквенского могильника – одного из самых известных древнеэскимосских памятников Берингова пролива. Судя по характеру погребального инвентаря, в погребении – оно датируется серединой I тыс. н.э. – покоился удачливый охотник.

Для того чтобы создать столь сложную по форме и технике исполнения скульптуру, столь динамичный и выразительный художественный образ, древний резчик по кости должен был затратить много времени и труда. Чем объяснить, что люди, обитавшие на краю ойкумены, в крайне неблагоприятных для человека климатических и природных условиях, находили в себе силы для такой вдохновенной и кропотливой работы? Едва ли сегодня можно дать точный ответ на этот вопрос. Впрочем, одно обстоятельство не вызывает сомнений. Искусство было мощным фактором, помогавшим жителям Древней Чукотки коллекцией лучше приспособиться к экстремально суровой среде обитания, полнее почувствовать себя частью полярного мира, безжалостно уносившего человеческие жизни и щедро одаривавшего людей богатой охотничьей добычей.

 
Археологическая экспедиция музея Востока