О музее Музей посетителям Выставки Магазин Археология Издания Новости English
Выставки Текущие выставки Архив Анонс Выставка одного экспоната Виртуальные выставки
Искусство
Ирана
Искусство
Индии
Наследие
Рерихов
Искусство
Кавказа,
Средней
Азии и
Казахстана
Искусство
Центральной
Азии
Искусство
Сибири и
Крайнего
Севера
Искусство
Китая
Искусство
Юго-
Восточной
Азии
Искусство
Кореи
Искусство
Японии

Виртуальная
выставка
одного
экспоната

Скульптура «Орел на сосне» и ширма «Бурное море»

 

Скульптура «Орел на сосне»

Автор: К. Канэда (1847–?)

Место создания: Япония

Материал: дерево, слоновая кость, рог

Техника: резьба, тонировка

Музей Востока. Япония. Скульптура. Ширма. Выставка. Орел. Море Ширма «Бурное море»

Место создания: Япония, Киото

Время создания: конец XIX в.

Материал: шелк, вышивка, стриженый бархат, дерево

Техника: роспись, позолота, лак

Скульптурная композиция с изображением орла на огромном корневище старой сосны и четырехстворчатая двусторонняя ширма – уникальный художественный ансамбль периода Мэйдзи (1868–1912), дар японского императора Мэйдзи российскому императору Николаю II, приуроченный ко дню его коронации в Москве и доставленный официальной делегацией Японии во главе с принцем Саданару Фусими-но Мия весной 1896 г.

Музей Востока. Япония. Скульптура. Ширма. Выставка. Орел. Море

Фигура орла почти в натуральную величину с размахом крыльев более 160 см выполнена в сложнейшей технике комплексной сборки. Туловище и крылья изготовлены из плотно подогнанных друг к другу деревянных деталей. Они формируют основу для оперения, которое включает в себя более полутора тысяч отдельных фрагментов, тщательно вырезанных из слоновой кости. Фрагменты послойно крепятся к деревянной основе маленькими металлическими шурупами, а те, в свою очередь, искусно маскируются комбинациями различных перьев, перекрывающих друг друга. Голова и прилегающие к ней ершиком вздыбленные перышки вырезаны из цельного куска бивня, когти – из черного рога. Глаза птицы представляют собой двойную инкрустацию рогом: черным – для воспроизведения зрачка и светлым с янтарным отливом – для глазного яблока. На одном из перьев хвоста имеется гравированная подпись автора: «Великая Япония. Токио. Произведение Канэда Кэндзиро», а на маленьком перышке на шее – надпись, оставленная, скорее всего, помощником скульптора, который занимался сборкой изделия: «Великая Япония. Делал Сэйкан». Для постамента использованы части предварительно распиленного пня старой сосны с разветвленным корневищем. Искусно смоделированный «пень» установлен на плоскую лаковую подставку кумодза (букв. «облачный пьедестал») с очертаниями облака и с рельефным геометрическим орнаментом «узор грома» на боковых стенках.

Музей Востока. Япония. Скульптура. Ширма. Выставка. Орел. Море

Ширма, служащая фоном для скульптуры, – продукция старейшего в Японии центра художественного текстиля, расположенного в районе Нисидзин (Киото). На лицевой стороне шелковыми нитями преимущественно гладью вышиты морские волны, разбивающиеся о прибрежные скалы. В створки ширмы с оборотной стороны вставлено панно из бархата с изображением стайки птичек, порхающих среди золотистых облаков. Птички выполнены в технике биродо, сочетающей ручное резервное крашение с использованием рисовой пасты и разрезной бархат, облака – из золотого порошка на клеевой основе.

Выбор сюжета, безусловно, определялся значительностью события: это приветствие одного монарха другому в день восшествия на престол. Одинокий орел на дереве символизирует понятие эйю докурицу – независимость героя, сильную натуру, способную принимать ответственные решения в любых обстоятельствах. Вздымающееся над ширмой крыло гордой птицы как будто показывает, что ей подвластны и бушующее море, и небеса, по которому плывут окрашенные солнечными лучами облака. Сосна означает долголетие, а скалы (на ширме) выступают пожеланием неиссякаемой твердости духа и долгого благополучного правления. Безмятежно резвящиеся маленькие птички тидори (разновидность куликов) – эмблема верности и бесстрашия. Их наименование записывается иероглифами «тысяча птиц», а посвисты, похожие на звучание слова «долгий», в японской классической поэзии истолковываются как здравица государю: «Кулики собрались и тебя приветствуют хором: Здравствуй тысячу лет, вовеки». Молодые побеги бамбука на полосках парчовой ткани, вставленных в нижнюю часть обрамления ширмы с оборотной стороны, – символ благородной стойкости. Глубоко символично и художественное решение произведения. В нем нашла отражение идея строительства единой общенациональной культуры, которая по замыслу императорской Японии периода Мэйдзи (18–1912) должна была воплощать японский дух – сокровищницу коллективного творческого опыта всего народа. Каждый элемент композиции несет особую смысловую нагрузку, представляя различные составляющие многогранной традиции. Облачный пьедестал кумодза, который в буддийских храмах нередко ставился под лотосовый трон, предназначенный для алтарной скульптуры, символически подчеркивает огромную историческую роль буддизма, пришедшего на японские острова в VI в. Образ бурного моря (арауми) на ширме, впервые появившийся в Японии на передвижной перегородке в личных покоях государя в павильоне Сэйрёдэн императорского дворца, ассоциируется с изысканной аристократической культурой периода Хэйан (794–1185) – для многих поколений японцев она оставалась непревзойденным эталоном утонченного вкуса. Корни старого дерева олицетворяют идеалы красоты безыскусной естественности – эстетику ваби-саби, сложившуюся под влиянием дзэн-буддизма в XV–XVI вв. И наконец, фигура орла, собранная из множества законченных фрагментов, – яркая иллюстрация искусства позднего средневековья, мастерства ремесленников, обслуживавших потребности городского сословия в XVII–XIX вв. Из их рядов вышел автор скульптуры, Кэндзиро Канэда (1847–?), прошедший пятилетний курс обучения у резчика ножен и начинавший самостоятельный творческий путь с изготовления трубок, футляров, коробок для сигар. Все эти самоценные и восходящие к разным истокам пластические, живописные и декоративные элементы ансамбля играют роль конструктивных деталей, из которых складывается классический мотив «Орел на прибрежной сосне». В истории страны он неразрывно связывается с пышностью и великолепием феодальных замков-дворцов, с идеологией воинского сословия, в продолжение многих веков стоявшего у власти.

Ширме в композиции отводится двоякая роль: она является органичной частью целостного образа и одновременно выделяет в интерьере пространство особой значимости. Японцы называют произведение, подаренное российскому императору, О-васи (Большой орел), а фигуру орла считают предметом своей национальной гордости, потому что скульптура из слоновой кости столь крупных размеров и такого качества исполнения – единственная в мире.

Новая жизнь «Большого орла» в экспозиции музея стала возможна благодаря плодотворному российско-японскому сотрудничеству. Чтобы представить этот уникальный художественный и исторический памятник в первозданном виде, музейные реставраторы произвели работы высшей категории сложности, устранив повреждения, и осуществили сборку фигуры орла и постамента, полностью повторив путь японских мастеров-виртуозов, более ста лет назад собиравших скульптуру по перышку. Спроектированная отечественными специалистами стеклянная витрина была изготовлена в России при финансовой поддержке японской стороны.

Текст: В.А. Друзь. Искусство Японии. Путеводитель по постоянной экспозиции (2-ое издание). М.: ГМВ, 2008. – 240 с., ил.