Japanese Art

3th floor

Экспозиция включает свыше 450 произведений и по временной протяженности охватывает период с конца XII до начала XX в.

Экспозиция зала

Japan is an island country in East Asia consisting of about six thousand islands.

The four largest are Honshu, Hokkaido, Kyushu, and Shikoku. Located on the eastern coast of the Asian continent Japan is often called the "Land of the Rising Sun".

Japanese art was emerging in difficult historical and natural conditions. Despite the isolation Japan has strong contacts with China and Korea due to close location to Asia.

During several centuries Japanese culture was influenced by Chinese philosophy and aesthetics but the spiritual and art life in Japan was developing in its own individual way.

The feudal period that began in 6th-7th century and continued till 19th century became one the most significant period of Japanese art.

The exposition includes more than 450 subjects of art and handicraft created from the 11th through 20th centuries, and covers a wide range of art styles including Buddhist wood sculpture (images 1,2), monochrome ink paintings (im.3), tea ceremony utensils (im.4), woodblock prints Ukiyo-e (im.5), minimalistic sculpture (im.6), lacquered ceramics (im.7), porcelain (im.8), national dresses and swords (im.9-10).

История японского искусства неразрывно связана с распространением буддизма, пришедшего в Японию в VI в. Буддизм способствовал приобщению Японии к многовековым культурным традициям Востока, сложившимся в Индии, Китае, Корее. В процессе создания произведений искусства, обслуживающих религиозную практику, и освоения опыта китайских и корейских мастеров происходило формирование национальных школ скульптуры, живописи, прикладного искусства.

Экспозицию открывают уникальные памятники буддийской деревянной пластики XII-XV вв., среди которых подлинными шедеврами являются изображение бодхисаттвы Фугэна на слоне (XII в.) и статуя Будды Амида (XII в.). Они демонстрируют стиль, оформившийся в рамках буддийского канона в конце периода Хэйан (794 – 1185 гг.) и ставший воплощением эстетических идеалов аристократии. Для него характерны культ утонченного изящества и несколько женственной грации, камерность образов, превращавших объект религиозного поклонения в предмет любования (Ил. 1,2).

Под влиянием учения дзэн-буддизма, проникшего из Китая на рубеже XII-XIII вв., и китайского монохромного пейзажа периода Сун (X - XIII вв.) в Японии появляется монохромная живопись тушью (яп. суйбокуга), которая, так или иначе, определила последующее развитие японской живописи. В экспозиции она представлена картинами на свитках и образцом расписной ширмы. Среди экспонируемых произведений – работы мастеров школы Ункоку, художественного направления Бундзинга (Живопись интеллектуалов) и ширма «Обезьяны, ловящие отражение луны в воде» кисти художника прославленной школы Кано (Ил. 3).

Bodhisattva Fugen (Samantabhadra)

Bodhisattva Fugen (Samantabhadra)

Late 12th century

Wood, lacquer, gold plating, metal

H. 103 cm

Buddha Amida (Amida-butsu)

Buddha Amida (Amida-butsu)

13th cent.

Wood, lacquer, gold plating, metal

Н. 505 cm

Double-panel screen. «Monkeys truing to catch the moon reflected on the water»

Double-panel screen. «Monkeys truing to catch the moon reflected on the water»

Kano Tohsun (?-1723).

Late 17th cent.

Paper, ink

185×190 cm

В течение XV – XVI вв. под воздействием дзэн-буддизма в Японии рождается самобытное художественное явление – чайная церемония тяною (в дословном переводе – «горячая вода для чая»), во время которой пьют заваренный кипятком растертый в пудру зеленый чай, взбитый венчиком прямо в керамической чашке.

Благодаря законодателю чайного ритуала Сэн-но Рикю (1522 – 1591) тяною превращается в детально разработанное действо с определенным набором вещей. Довольно скоро чайная церемония получает распространение во всех слоях общества. Растущая популярность тяною становится мощным импульсом для развития керамического производства. Лучшая в нашей стране музейная коллекция японской керамики широко представлена изделиями XVI - XVIII вв. – периодом ее наивысшего расцвета. Среди экспонатов преобладают принадлежности для тяною: чаши, сосуды, вазы для цветов, курильницы, блюда, коробочки для хранения благовоний (Ил. 4). Это продукция знаменитых печей Сэто, Сигараки, Ига, Тамба, Мино, Сацума, Карацу, а также особо ценимые мастерами чая, вылепленные от руки и покрытые толстым слоем глазури классические чаши черный и красный раку. Они олицетворяют дзэнские идеалы красоты естественного, простого, грубоватого, лишенного внешнего блеска, гармонию красоты и пользы, обаяние патины, оставленной временем.

В залах музея воссоздана также часть традиционного японского дома с комнатой, подготовленной для чайного ритуала. Она демонстрирует конструктивные особенности национального интерьера и его пространственной организации, с наибольшей полнотой отразившие представления о нерасторжимой связи человека и природы, которые укоренились в сознании японца с глубокой древности, и на протяжении столетий органично подкреплялись идеями дзэн-буддизма. Размещение вещей в традиционном интерьере, кажущемся почти пустым, дает возможность почувствовать особое отношение японцев к предметному миру, передать атмосферу повышенного внимания к каждой вещи – его материальной природе и духовному содержанию.

Black Rakutea bowl, called Zhuang-tze, with butterfly and character

Black Rakutea bowl, called Zhuang-tze, with butterfly and character "yume (dream)" design

17th cent.

Glazed ceramics

H. 9,5

Наиболее широко и разносторонне в экспозиции показано искусство позднего средневековья – XVII – первая половина XIX в., связанное с укреплением торгово-ремесленного сословия и ростом городов.

В городской культуре на первый план выдвинулось понятие ики – дух обольстительной красоты, яркой и чувственной, получили развитие новые формы художественного творчества. Именно в эту эпоху достигла своего высшего подъема гравюра на дереве укиё-э («картины изменчивого мира»), прославившая в странах Европы японское искусство. Она показана в разнообразии традиционных жанров: якуся-э (театральная гравюра), бидзинга (изображение красавиц из «веселых кварталов»), фукэйга (пейзаж), катёга (цветы и птицы), муся-э (картины историко-героического содержания, изображение воинов), суримоно (поздравительные открытки), фудзокуга (бытовой жанр, праздники и обряды годового цикла), сумо-э (изображение борцов сумо). В залах музея выставлены произведения таких выдающихся мастеров, как Китагава Утамаро (1753 – 1806), Кацусика Хокусай (1760 – 1849), Андо Хиросигэ (1797 – 1858), Утагава Кунисада (1786 – 1864) и других (Ил. 5).

В двух витринах богато представлена коллекция миниатюрной пластики – около двухсот нэцкэ и окимоно, выполненных первоклассными резчиками своего времени, такими как Хасэгава Икко, Доракусай, Томомицу, Судзуки Масанао из Исэ, Охара Мицухиро и другие. Обширный круг сюжетов проливает свет едва ли не на все аспекты жизни горожанина периода Эдо (1603 – 1868) и круг его интересов: мифологические и фольклорно-сказочные персонажи соседствуют с образами легендарных героев и незатейливыми бытовыми зарисовками, фигурки животных – с изображениями растений, а бродячие комедианты  – с масками классического театра Но (Ил. 6).

Небывалое развитие получает в XVII – XIX вв. искусство художественных лаков, в первую очередь, изобретенная еще в период Хэйан (794-185) техника маки-э (разбрызганная картина) с использованием золотого и серебряного порошка для создания на поверхности изделия изобразительного или орнаментального мотива. Среди экспонируемых образцов – шкатулки, курильницы, миниатюрные домашние алтари дзуси, чайницы, столик для чтения и письма бундай, футляр для свитков, короб для еды, курительный прибор, носимые на поясе портативные разборные коробочки для печатей и медикаментов инро и уникальный буддийский алтарь-реликварий. Виртуозными вариациями золотой крошки и фольги, комбинированием рельефных и плоских узоров, инкрустацией перламутром, металлическими сплавами и полудрагоценными камнями мастера добивались необыкновенных цветовых и живописных эффектов, например, сияния золота на золоте, или уподобления золотой россыпи мазкам туши (Ил. 7).

Фарфор, производство которого начинается в Японии только в первой декаде XVII в., представлен разнообразными изделиями мастерских Ариты. Среди них выделяются образцы, созданные по заказам Ост-Индской голландской компании, которая на первых порах необычайно стимулировала развитие этого нового для Японии вида искусства. Тарелки, чаши, вазы с куполообразными крышками, предметы, изготовленные по западным моделям (тазик для бритья, кофейник) демонстрируют особенности экспортного стиля декорации, сложившегося под влиянием внешнего рынка и основанного на творческой интерпретации китайских прототипов (Ил. 8). В экспозицию включена также фарфоровая и фаянсовая продукция известных керамических центров – Киото, Сацума, Хирадо, Кутани. Это сине-белые изделия, образцы, расписанные полихромными эмалями, украшенные позолотой, фигурной лепкой или резьбой. Они составляют контраст благородной простоте и одухотворенной естественности керамики для чайной церемонии и в полной мере соответствуют представлениям позднего средневековья о «блеске мира».

«Beauty with battledore» from «Five images of Beauties» series. Published by Tsuruya Kinsuke

«Beauty with battledore» from «Five images of Beauties» series. Published by Tsuruya Kinsuke

Kitagawa Utamaro (1753 – 1806)

18th cent.

Paper, color woodblock print

37×24,8 см

Netsuke

Netsuke

18th-19th cent.

Ivory carving

Portable shrine- shape Reliquary shari-zushi

Portable shrine- shape Reliquary shari-zushi

18th cent.

Wood, Maki-e lacquer, hardstone, glass

16×4×19 сm

Coffee pot

Coffee pot

Early of 18th century

Porcelain, undergalaze blue, overglaze iron red, enamel, gilding

H. 37,5 cm

Период Эдо (1603 – 1868) – время формирования общенационального типа одежды, ныне объединенного одним словом «кимоно» (букв. «вещь, которую носят»).

Это широкие и длинные халаты прямого покроя, которые отличаются лишь длиной рукавов, сшитых из прямоугольных полотнищ стандартных размеров. В их орнаментации находят место традиционные мотивы, заимствованные из живописи (птицы, цветы, растения, пейзажные композиции), каллиграфические надписи, а также композиции, навеянные образами классической поэзии, и благопожелательные сюжеты. Экспозиция знакомит с основными разновидностями кимоно: косодэ (букв. «малый рукав»), фурисодэ (букв. «длинный качающийся, струящийся рукав»), - с вошедшими в моду в XVIII в. широкими поясами оби. Украшенные замысловатым тканым узором, росписью или вышивкой, они отмечены нарядной праздничностью, в которой с наибольшей наглядностью проявился жизнеутверждающий облик средневековой культуры, сохраняющийся в традиционном костюме по сей день (Ил. 9).

Изготовление и украшение холодного оружия имеет в Японии древние традиции. Меч рассматривался как сакральный предмет, подаренный прародительницей Японии - богиней солнца Аматэрасу Омиками своему внуку, которого она послала на землю править и искоренять зло. Вместе со священной драгоценностью магатама (сияющая изогнутая яшма) и зеркалом он составил три императорские регалии. Для воинского класса, занимавшего высшую ступень в социальной иерархии средневекового общества, меч – это в равной степени и оружие, и символ сословной принадлежности, чести и достоинства самурая. В раздел традиционного японского оружия вошли различные виды мечей, кинжалов, элементы боевого облачения воина, а также детали оправы мечей, которые составляли предмет гордости владельца и по уровню художественного совершенства были сродни своеобразным мужским ювелирным украшениям (Ил. 10).

Furisode kimono

Furisode kimono

19th century

Silk, hand-dyeing, yuzen-zome

183×140 cm

Tachi sword

Tachi sword

Osafune Sukesada

19th century

teel, silver, composite metals, lacquer, Batoidea skeen

L. of the sword in mounting 105 cm

Венцом экспозиции являются дары японского императора Мэйдзи российскому императору Николаю II по случаю его коронации в 1896 г.

Это скульптурная группа «Орел на сосне» и ширма, выставленные в специально изготовленной по особому проекту центральной витрине. Ансамбль «орел-ширма» - интереснейший памятник исторического и художественного значения, относящийся к переломному этапу японской истории, когда страна выходила на мировую арену, покончив с периодом длительной изоляции, и демонстрировала достижения своей многовековой культуры. Помещенная на корневище сосны фигура орла в натуральную величину с размахом крыльев в 164 сантиметра собрана из более чем полутора тысячи деталей, вырезанных из слоновой кости. Орел на фоне ширмы впервые экспонируется таким образом, что зритель может видеть и лицевую сторону ширмы с картиной бурного моря, выполненной вышивкой, и оборотную, украшенную изображением резвящихся среди облаков птичек, созданных в технике стриженого бархата. Это дает возможность по достоинству оценить великолепную работу ткачей и вышивальщиков, и вместе с тем почувствовать, что в японском доме ширма – и функциональный предмет, и художественное произведение, создающее одухотворенную среду, выделяя пространство особой значимости. В экспозиции данный ансамбль олицетворяет культурное наследие, с которым Япония входила в XX в. (Ил. 11).

«Eagle on the pine-tree»

«Eagle on the pine-tree»

K. Kaneda (1847-?)

Kioto, late 19th century

Ivory carving with horn inlay, pine-wood

H. 232 cm